Погода в Задонске

Погода в Задонске +25°C

Личный кабинет

Новости > Общество

Екатерина Какунина - мороженщица из Задонска

«Сливочное», «ягодное», «в брикете», «эскимо на палочке» - вкус того самого, настоящего мороженого помнит каждый, кто жил в СССР. А продавали эту вкуснятину прямо на улице. Была даже такая профессия - мороженщица

17.06.2022 0 346

- Тётя Катя, почём «сливочное»?

-15 копеек, сынок…

- У меня копеечки не хватает.

- Ну, ничего, держи. Только что привезли, свеженькое.

Мороженщицу тетю Катю помнят многие задонцы. Так по-простому Екатерину Какунину называли и взрослые, и дети. Потому что для всех она была своей. Похвалит, пожалеет, поговорит, не хватает денег - ну и ладно, совсем нет - занесёшь позже. 

Горожане покупали сразу по 5-10 штук, селяне - по нескольку упаковок. Они редко в город выбирались, поэтому и затаривались по полной. 

Мороженщицей Екатерина Тихоновна проработала с 1986-го по 1997 год, до выхода на пенсию. Вкуснятину продавала у «двадцать пятого» магазина на улице Советской (сейчас «Юбилейный») и возле универмага. Помните, стояли женщины в белых халатах и косынках, с большой двухколёсной тележкой? Работала тётя Катя вместе с сестрой Любой. Утром выкатывали тележку, доверху заставленную коробками, становились «на точку» и торговали до захода солнца. 

Пломбир лежал в коробках по 40 штук весом по 100 граммов каждый. Плодово-ягодное по 9 копеек - в бумажном стаканчике с рисунком, сливочное по 15 копеек - в вафельном, завёрнутый в бумагу брикет - по 20 копеек, эскимо на палочке - по рубль восемьдесят. Платишь копейки, а взамен получаешь свежий, вкусный и, главное, настоящий пломбир.

- Сначала мы назывались экспедиторами мороженого. Ездили за ним на заводы в Липецк и Воронеж, принимали за раз по тонне, а то и больше, отвозили в Задонск и распродавали, - вспоминает тётя Катя. - Этого количества хватало всего на три дня летом и на неделю зимой. Спрос на товар был в любое время года. Даже в лютый мороз и то приходили за стаканчиком или брикетом. 

Теплая профессия

Екатерина Тихоновна родилась в 1942 году в деревне Верховье Орловской области в многодетной семье. После 7 класса пошла работать в совхоз. Там познакомилась с будущим мужем Михаилом. Молодые расписались и переехали в Задонск. Устроились в районный союз потребительских обществ (райпо): Михаил - водителем, Екатерина - кладовщиком. В этой должности тётя Катя проработала 22 года пока однажды не получила травму. Упала, порвала связки на левой руке, и в результате врачи запретили ей поднимать тяжести.

- После того случая, мне предложили вакансию мороженщицы. На такой же работе несколько лет трудилась моя старшая сестра Люба. И я сразу согласилась. В первый рабочий день сильно волновалась за деньги. После смены пересчитала выручку, поняла, что дебет с кредитом сошлись, и с облегчением выдохнула. 

Но приспособилась быстро. Уже на следующее утро я с улыбкой встречала клиентов, которые отвечали взаимностью. Была рада всем. Главное ведь - работать так, чтобы человек ушёл довольным и обязательно вернулся ещё. 

Я всегда шла навстречу клиентам. Не хватает копеечки? Ну и ладно… с кем не бывает. «Давайте сколько есть» - говорила и ребяткам, и взрослым. 

Однажды подошёл мальчишка весь в слезах. Бежал от собаки и по дороге растерял деньги. Я, конечно же, пожалела его, разрешила выбрать стаканчик, совершенно бесплатно.  

Заговорили меня

Мороженщики работали за процент от выручки. Тетя Катя всегда норму перевыполняла и к концу рабочего дня возвращалась на склад с пустыми коробками. Если же отключали свет и холодильник переставал работать, об этом тут же сообщалось в райпо. Товар, который не успели продать, -списывали. 

- Наше мороженое повторно не замораживалось. Согласитесь, неприятно подавать человеку продукт, в неприглядном виде, помятой упаковке или с наледью, - вспоминает тетя Катя.

В месяц мы зарабатывали 350 рублей, а летом доходило и до 500. Хорошие деньги для того времени. На складе я получала в разы меньше, к тому же сидела в четырёх стенах. А тут и зарплата достойная, и с людьми общаешься, и видишь, что вокруг происходит. Но и работать с деньгами это большая ответственность. Один случай до сих пор помню…

К универмагу подъехала машина. Вышли мужчина и женщина приятной внешности, хорошо одетые, пахло от них дорогим парфюмом. Заказали по упаковке сливочного и эскимо. Заговорили меня так, что я посчитала всё мороженое по 20 копеек вместо положенных по рубль восемьдесят за эскимо. Как только машина уехала, я сразу «включилась» и поняла, что произошло. Бежать вслед было бессмысленно. Пришлось компенсировать недостачу (более 70 рублей) своими кровными. А чтобы понимать, большая это сумма или маленькая, приведу пример. На эти деньги можно было купить хороший письменный стол.

Конкурентам на зависть

В работе мороженщицы были свои сезонные нюансы. Екатерина Тихоновна вспоминала, как нелегко было стоять на улице в минус 32 градуса. Холодно. Ветер. Руки мёрзнут. А ты всё равно улыбаешься и подаёшь стаканчик любимого лакомства. 

В жару тоже приходилось несладко: чтобы мороженое не растаяло, под коробки подкладывали сухой лёд. Позже на городской площади райпо поставило небольшой домик, похожий на сказочную избушку. Там мороженщицы продавали свой товар в плохую погоду. 

- Вам, Екатерина Тихоновна, можно сказать, повезло. У вас конкурентов, не было, локтями, так сказать, работать не приходилось?

- Ну, это не совсем так. В середине 90-х мороженое стали поставлять в магазины. В тот же «двадцать пятый». Тут и началась конкуренция. Продавцы магазина нас попросили найти другое место для тележки.

Тогда мы выбрали новую точку, на городской площади, рядом с Успенским собором. Надо сказать, покупателей у меня меньше не стало. Потому что меня знали, мне доверяли. А может, дело в той же самой улыбке?

Дайте сил, я всё смогу

В 1997 году Какунина вышла на пенсию. Но просто так её не отпустили. Тетя Катя почти ушла. Но её упросили остаться. Пока не найдут достойную замену.

- Но я поработала лишь два месяца. Здоровье намекало «хватит». Спустя пару лет после моего ухода мороженщики вовсе исчезли с улиц города. 

Продавать мороженое мне нравилось. Постоянно общаешься с кем-то, всегда в центре событий, знаешь новости города. Эх, жаль, здоровья нет, а так бы с удовольствием поработала. Но исчезла сама профессия. Да и того настоящего пломбира уже не найдешь.

А я до сих пор помню вкус того самого советского мороженого. За работой есть, конечно, было некогда. Куплю домой эскимо или брикет, разверну, попробую - а он тает во рту… Вкуснотища! Сейчас беру эскимо «Липецкое». Но вкус уже не тот…