Детство закончилось в июне 41-го

Серафима Трофимова из села Нижнее Казачье - ребёнок войны. Когда началась Великая Отечественная, ей было 13 лет. На фронт она проводила отца, трёх братьев и дядю. Мама девочки Евдокия Дмитриевна с мужем проститься не успела: в этот момент рожала одиннадцатого ребёнка.

01.09.2021 0 455

Недавно Серафиме Михайловне исполнилось 93 года. Многих вещей женщина не помнит. Но период войны, как ни пыталась, забыть не получается. Страшные годы вы- пали на отрочество девочки. Вместо беззаботного детства Трофимовой, как и другим детям, пришлось учиться выживать.

 - Мы жили в Тульской области,- вспоминает Серафима Михайловна. - Помню, как однажды вместе с мамой пошли в поле картошку собирать. Примерно через полтора километра от дома заметили в небе пять немецких самолётов. Они летели в сторону нашего посёлка. Так низко, что уши закладывало от звука моторов. И буквально через пару мгновений раздались взрывы. Не передать словами, как мне было страшно. Слёзы сами собой градом из глаз полились. В тот момент я только и успела крикнуть: «Мама! Наш дом бомбят! А там же младшие нас ждут». И мы, взявшись за
руки, побежали назад.
За нашим огородом был ров, в нём мы с мамой и спрятались. Выйти боялись. Наблюдали и молились, чтобы остальные дети не пострадали. Раздался очередной взрыв, и мы увидели, как из нашего дома полетели оконные стёкла вместе с рамами.
Сквозь клубы дыма, я заметила, что брат бежит нам навстречу. За ним - сестра со свёртком в руках. В нём завёрнутый в одеяльце младшенький Володя. Ему только четыре месяца исполнилось. Каким-то чу- дом сестра успела вытащить его из колы- бельки буквально за секунду до взрыва… Помню, что в нашем посёлке поселились финны. В каждом доме жили. У нас их было двое. Я росла бойкой и любопытной девочкой. Всё время ходила за ними по пятам. Наблюдала. Они говорили на непонятном языке и бросали неодобрительные взгляды в мою сторону.
Однажды они ушли в кухню и закрыли дверь. А я как обычно пошла за ними. За- хожу, а один из них мне пистолет ко лбу приставил и зло так на меня смотрит. По его взгляду я поняла, что лишняя тут. И быстро от них убежала. С тех пор я к ним не подходила. Даже смотреть в их сторону боялась.
Нелегко нам приходилось жить в то страшное время. Постоянно хотелось кушать. Но из еды была только картошка, которую мы подбирали в поле.
Из полевой почты мы узнали, что наш старший брат пропал без вести, а отец по- пал в плен.
В одном из боёв папа вместе с сослуживцами спасались от немецкой атаки.
Уходили вплавь. На другом берегу, обессиленные, они решили немного передохнуть и высушить одежду. Пока развешивали бельё, не заметили, как к ним подкрались двое немцев. Обезоруженных их всех за- брали в плен. Освободиться отец смог спустя три года и три месяца.
Помог случай. Финский офицер искал себе подсобного рабочего. Долго присматривался и выбрал отца. Он подходил по возрасту, потому что был намного старше остальных солдат. У финна он ухаживал за скотиной. Хозяин, видя его отношение к животным, со временем стал поощрять папу. Кормил едой со своего стола.
Великая Отечественная война закончилась.  Отец вернулся домой через пару месяцев. Он нисколько не изменился, только сильно поседел.
Налаживать быт мы решили в новом месте, и всей семьёй переехали в Липецкую область. Обосновались в селе Нижнее Казачье. Так и живём здесь до сих пор.